Инвестиции в израильский газовый сектор: возможности и риски

В индустрии разведки и добычи газа в Израиле на данный момент доминирует Ям Тетис, партнерство группы Delek и Noble Energy, которые совместно владеют большей частью прав на разработку морских запасов газа. Но развивающаяся индустрия предоставляет возможности для вхождения новых игроков. Так например TASC ожидает к 2020 году наличие трёх поставщиков газа, как минимум два из которых будут ориентированы на экспорт.

Освоение израильских газовых ресурсов потребует массивных вложений в инфраструктуру и ноу-хау, которые должны будут прийти из вне. Это конечно представляет множество инвестиционных возможностей. Естественно что многие международные компании захотят войти на израильский энергетический рынок, но реальное число участников может оказаться куда меньше. Во-первых, необходимые средства и технологии вероятно будут по плечу только мировым грандом индустрии. Во-вторых, остаётся вопрос о том, кто из них будет готов войти на израильский рынок несмотря на возможные последствия этого шага для их активов в Арабском мире.

Потребность израильского газа в сравнительно значительных инвестициях может, правда, понизить его привлекательность для инвесторов в свете сланцевой революции в добыче газа и прогнозируемом многими специалистами значительного снижения мировых цен на природный газ. Значительная разработка сланцевого газа может в принципе понизить прибыльность израильских месторождений и уменьшить потенциальные рынки сбыта их продукции. Однако, даже если через несколько лет этот сценарий сбудется, дополнительным значимым стимулом для вхождения на израильский энерго-рынок могут стать менее известные, но потенциально даже более драматичные развития в израильском нефтяном секторе. По последним данным, в израильском шельфе предполагаются значительные запасы нефти. На данный момент они оцениваются очень по-разному, от 4 до 250 миллиардов баррелей. Но если оптимистичные прогнозы подтвердятся, израильская нефть может стать лакомым кусочком для мировых энерго-компаний. Коммерческая добыча нефти, возможно, начнется уже до конца десятилетия.

Среди отрицательных факторов нельзя так же забывать территориальные претензии Ливана и Северного Кипра (с помощью Турции) на некоторые израильские прибрежные газосодержащие районы. Нужно конечно помнить и общие риски связанные с глобальной неопределённостью в регионе в свете т.н. „Арабской весны“ и эскалацию Ирано-изральского противостояния по иранской ядерной программе. Но при этом стоит помнить и устойчивость израильской экономики к различным потрясениям последних лет и постоянный интерес к ней со стороны инвесторов, несмотря на интифаду начала 2000х, Вторую Ливанскую войну 2006го и операцию Литой свинец в Газе зимой 2008-2009.

Из внутренних факторов способных повлиять на инвестиционный климат являются возможные попытки ограничить экспорт газа и повысить налогообложение на нефтегазовые прибыли. Так например уважаемый израильский Институт экономического планирования, в представленном в 2012 году на знаковой Герцлийской конференции отчете, предлагает использовать израильские газовые ресурсы только для внутренних нужд, что бы заменить топливо используемое на транспорте и для снижения себестоимости опреснения воды. Жёсткая регуляция или вовсе запрет на экспорт газа, конечно значительно снизят аттрактивность инвестиций в израильскую энергетику, но такой сценарий крайне маловероятен. Эти голоса остаются в явном меньшинстве.

Прежде всего потому что, израильский рынок, при практически любых раскладах, просто слишком мал что бы поглотить те количества газа которые вырисовываются из последних находок. К тому же, в последние десятилетия все правительства Израиля, и с права и с лева, проявляли приверженность либеральной экономической политике и на вряд ли это изменится и теперь. Соблазн же, получать значительные и постоянные вливания в бюджет слишком велик, что бы рисковать ими ради довольно призрачных и долгосрочных проектов. Это вдвойне справедливо ввиду надвигающегося мирового финансового кризиса делающего поступления в бюджет ещё более желанными, а недешёвые и сложные проекты ещё более призрачными.

Этот же кризис, может повысить соблазн увеличить налогообложение на газовые доходы, но и тут изменений ждать не приходится. В 2010 году, в соответствии с рекомендацией Комиссии Шешинского налогообложение на нефтегазовую сферу уже было умерено пересмотрено в пользу государства, ввиду того что доселе практически не задействованная система была признана неадекватной. Но именно поэтому дополнительные изменения в эту сторону возможны лишь чисто гипотетически, в случае крайнего ухудшения экономической ситуации и усиления и радикализации левых настроений в обществе и в политике. Рекомендации же Комиссии Шешинского напротив имели широкую поддержку и были приняты не только правоцентристской правящей коалицией, но и левыми и ныне малочисленными партиями Труда („Авода“) и МЕРЕЦ, полностью их поддержавшими.

Заключение

Израильский высокотехнологический сектор энергетики безусловно предоставляет возможности для интересных средне- и долгосрочных инвестиций, но наиболее значительные возможности открываются в сфере добычи газа и в будущем возможно так же и нефти. Причём, если в целом это поле видимо будет по зубам лишь большим мировым игрокам, то само развитие сферы создаст большие возможности и для более мелких игроков и инвесторов, в сфере инфраструктуры и необходимых обслуживающих технологий.

При всём этом, различные факторы региональной нестабильности нависают над потенциально интересными перспективами инвестиций, и с одной стороны понижают их аттрактивность, а с другой сужают круг игроков готовых на те или иные риски и условия.

Юрий Тепер

951